ГЛАВНАЯ НОВОСТИ КИТАЙ В МОСКВЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ФОРУМ ФОТО КОНТАКТЫ

 
 
 

ИЗ МИФОВ ДРЕВНЕГО КИТАЯ

Чудесные птицы

БИИНЯО - чудесные птицы (птицы, соединившие крылья) были похожи на дикую утку с красно- зеленым оперением. У каждой птицы было по одному крылу,одной ноге и одному глазу. Они могли летать по небу только парами, а поодиночке могли лишь ковылять по земле на одной лапе мелкими шажками. В каждой паре одна птица была зеленая ,другая-красная. Из-за своей неразлучности птицы бииняо считались символами счастливого супружества.

БИФАН - походила на журавля,но при этом была зеленая, с красными полосами, белым клювом и одной ногой. Её появлениеобычно сопровождалосьвспышкой удивительного пламени.

ЧУНМИН - (двойной свет). Дивную птицу подарили легендарному Яо жители страны Чжичжи. Она напоминала петуха, но пела как феникс. В каждом глазу у неё было по два зрачка. Когда наступало время линять, она сбрасывала всё свое оперение и улетала. Чунмин могла изгонять нечистую силу и прогонять волков, тигров, барсов и шакалов.

 
 

 

 

МИФЫ ДРЕВНЕГО КИТАЯ

ЧАНЪЭ

    Чанъэ, более древнее Хэнъэ, (варианты : чан э, хен э, хэн-э, англ. Chang'e или Chang-Ngo) - в древнекитайской мифологии жена стрелка И, богиня луны. Чан Э на луне Фрагмент похоронного стягаСогласно мифу, изложенному в «Хуайнаньцзы» (2 в. до н. э.), Ч. тайком одна приняла снадобье бессмертия, полученное её мужем у Си-ванму, и унеслась на луну. Вероятно, ещё до н. э. было распространено и представление о том, что Ч. на луне превратилась в жабу-чань (которая позднее стала изображаться трёхлапой), по некоторым источникам, толкущую в ступе снадобье бессмертия. Вместе с ней на луне живёт Юэ ту («лунный заяц»). Наиболее ранняя фиксация образов лунных зайца и жабы - изображение на похоронном стяге 2 в. до н. э. из кургана Мавандуй. На серпе луны жаба-чань и лунный заяц -юэту, толкущий в ступе снадобье бессмертия. Ниже серпа - богиня луны Чан-э. Можно думать, что образ Ч. генетически связан с образом древней богини луны Чан-си. Средневековые авторы рассматривали жабу как воплощение ян, а зайца - инь (см. Инь и ян).

«О том, как Чан-э улетела на луну»


     Однажды, как говорит предание, во времена правления Яо на небе появились сразу десять солнц. На земле началась страшная засуха. И опечалился тогда великий правитель. Десять солнц были детьми Си-хэ - жены восточного божества Ди-цзюня.
      Верховный владыка послал к людям искусного стрелка по имени "И". Ди-цзюнь надеялся, что "И" усмирит сыновей и поможет Яо избавить страну от бедствия. "И" должен был относиться к сыновьям-солнцам снисходительно. Ему следовало попугать их и лишь в крайнем случае проучить их силой, легко ранив одного-двух. Ди-цзюнь, конечно, не хотел, чтобы искусство "И" принесло несчастье его детям.

      По повелению Ди-цзюня И со своей женой Чан-э спустился на землю. Чан-э или, по-другому, Хэн-э, была небесным божеством и имела какое-то отношение к богине луны Чан-си. Некоторые считают, что она была земной девушкой.
     Несмотря на повеление небесного правителя, "И" решил как следует проучить этих сынков, чтобы раз и навсегда положить конец неприятностям
Из десяти сыновей-солнц небесного правителя "И" убил девять. Этот подвиг "И" был великим благодеянием для людей, но небесный правитель не мог ему простить гибели сыновей. Ди-цзюнь сначала очень печалился, а потом возненавидел стрелка. И нет ничего странного в том, что он был недоволен этим героем.
      "И" остался на земле и больше не поднимался на небо. Возможно также, что после убийства солнц небесный правитель изгнал его из сонма богов. Его жена Чан-э, которая спустилась в мир людей вместе с ним, тоже перестала быть божеством.

     Отношения "И" и Чан-э в это время, вероятно, ухудшились. Чан-э, бывшая раньше богиней, не могла теперь вернуться на небо. В этом был виноват "И". Разница между божествами и людьми очень велика, и Чан-э не могла перенести того, что из небожительницы она превратилась в обычную смертную. Чан-э с её ограниченным умом не могла вместить в себя такую большую печаль и досаду, обижалась на мужа и упрекала его. Удручённому и невесёлому И трудно было сносить беспрестанные упрёки жены. Ему пришлось уйти из дому и начать бродячую жизнь.
Когда "И" вернулся домой между ним и Чан-э временно воцарился мир, но отношения оставались натянутыми. Главной причиной служили происшедшие события. "И" провинился перед небесным правителем и не мог вернуться на небо, а с ним и его жена. Чан-э была небесной феей и очень горевала, что путь на небеса ей закрыт. Она боялась, что после смерти попадёт в подземное царство Юду, где будет вместе с духами и чертями вести печальную и мрачную жизнь. "И" тоже не хотел попасть в подземное царство, так как он был богом, и для него было не только страшно, но и стыдно находиться вместе с бесами. Шло время, и каждый день приближал его к этой участи. Смелого "И" начинал охватывать страх, и он понял справедливость упрёков своей жены. "И" решил найти способ, который избавил бы их от угрозы смерти. Тогда вновь между ним и его женой возродилась бы любовь и наступила бы вечная весна.

     У божества Син-ван-му, насылавшей мор и ведавшей наказаниями, по преданию, было лекарство бессмертия. Но люди не могли добраться до тех мест, где пребывала Си-ван-му.
     Благодаря своей чудесной силе и несгибаемой воле стрелок "И" благополучно проник через огненное и водное кольцо и взобрался на вершину Куньлуня По счастливому стечению обстоятельств богиня Си-ван-му находилась в это время в своей недоступной пещере около Нефритового, пруда. "И" рассказал ей о своих несчастьях и объяснил цель своего прихода.
      Богиня почувствовала сострадание к герою, совершившему столько подвигов для народа. Она приказала своей служанке - трёхногой священной птице - принести тыкву-горлянку, наполненную лекарством. Трёхногая птица принесла тыкву, спрятанную в укромном уголке мрачной пещеры. Си-ван-му торжественно передала её И со словами:
- Этого достаточно, чтобы вам с женой получить бессмертие. Если всё содержимое выпьет один человек, то он сможет вознестись на небо и стать божеством. Если его выпьют два человека, то они станут бессмертными на земле.
Богиня Чан Э     "И" вернулся домой очень довольный. Тыкву-горлянку он отдал на хранение жене, решив, что они выпьют лекарство вместе во время праздника. Он не хотел снова подниматься на небо, так как жизнь там мало чем отличалась от земной, и был доволен тем, что не попадёт в подземное царство. У Чан-э намерения были иные. Она вспоминала, что была небесной феей, и ей казалось, что если теперь она не попадёт на небо, то всегда будет зависеть от мужа. Чан-э считала, что муж должен сделать так, чтобы она опять стала богиней. Священный эликсир не только давал бессмертие, но имел ещё чудесное свойство возносить людей на небо.
      А что, если обмануть мужа и одной проглотить его? Обидишь его, конечно, но... Чан-э решила не ждать праздника, а воспользоваться временем, когда И не будет, дома, и потихоньку выпить самой всё лекарство. Но она боялась, что таким поступком может навлечь беду, и у неё не хватило храбрости. Она решила сначала пойти погадать к колдунье по имени Ю-хуан.Та сказала:
- Поздравляю госпожу с великим счастьем, большой удачей. Есть одна очень умная и сообразительная женщина, она одна уйдёт на далёкий запад, а в мире будет беспорядок. Иди, не надо бояться, не надо бояться. Тебе выпало предопределение, и тебя ждёт великое процветание.
    
 Чан Э летит еа луну
     Чан-э, выслушав слова колдуньи, решилась. Выбрав вечер, когда И не было дома, она взяла тыкву и проглотила всё лекарство.
     И вдруг стали происходить чудеса. Чан-э почувствовала, что её тело стало легким, ноги отделяются от земли, и она через окно вылетела наружу. Там было синее ночное небо и пепельно-белая равнина. На небе сияла круглая луна, окружённая золотыми звездами. Чан-э устремилась прямо вверх... Куда же ей лететь? Чан-э подумала, что если она полетит в небесный дворец, боги осмеют её. Ведь она бросила мужа. А каково ей придётся, если он сумеет добраться до небесного дворца? Она решила, что самое лучшее - укрыться на время в лунном дворце. И устремилась прямо к нему. Долетев до лунного дворца и не успев передохнуть, она вдруг почувствовала, что с её телом происходят изменения. Спина уменьшилась в размерах, живот и поясница начали разбухать, рот у неё расширился, глаза увеличились, шея и плечи сблизились, и на коже появились большие, как монета, бородавки. Чан-э от испуга хотела закричать, но голос у неё пропал. Она хотела убежать, но могла только медленно прыгать, присев на корточки. Что же произошло? Прекрасная небожительница, ранее превосходившая всех красотой, из-за своей корысти превратилась в отвратительную жабу. Вот какое «процветание» предсказала ей обманщица-колдунья!

      Поздние предания более снисходительны к Чан-э. В них говорится, что она, прилетев в лунный дворец, не превратилась в жабу или какое-либо другое существо. Но она не знала, что в лунном дворце окажется так пусто и безлюдно. Там был только белый заяц, который круглый год толок в ступке лекарство бессмертия, да росло коричное дерево. Лишь много лет спустя на луне появился У Ган, он стремился к бессмертию, но за проступки был послан в лунный дворец срубить коричное дерево. Он рубил дерево, а оно вновь срасталось, и ему никак не удавалось срубить его до конца.

    Чань Э - жаба-чань с головой "И"

  Чан-э пала духом и потеряла всякую надежду на лучшее, но сделать она ничего не могла. И чем дольше она жила в лунном дворце, тем больше чувствовала печальное одиночество. Ей оставалось только вспоминать о семейном счастье и о доброте мужа. Если бы она не была такой себялюбивой и они оба выпили бы лекарство бессмертия, то вечно бы жили на земле. Может быть, в этой жизни было бы мало счастливых и радостных дней, были бы и волнения, но разве это не лучше, чем быть бессмертным божеством в лунном дворце и жить там в тоске и одиночестве. Мысли её часто возвращались в мир людей. Чан-э хотелось признать свою вину, попросить у мужа прощения и умолять его, чтобы он любил её по-прежнему. Всё было напрасно, и ей ничего другого не оставалось, как вечно пребывать в лунном дворце, никогда уже не спускаясь на землю. Чан-э раскаивалась в краже чудесного лекарства, всё время думала об этом и не могла спать ночами. Этими словами поэт выразил Чан-э свою жалость и насмешку. Постоянное одиночество стало суровым наказанием для неверной жены, обманувшей мужа и убежавшей от него.

     Стрелок "И" вернулся в тот вечер домой и обнаружил, что его жены нет, а на полу валяется пустая тыква. Он сразу понял, что случилось. Гнев, печаль, обманутые надежды гнездились, как ядовитые змеи, в его сердце
." И" со стиснутыми зубами испуганно кинулся к окну. Жена его возносилась вверх, на небо, усеянное звёздами, ища счастья только для себя.

РУССКО-КИТАЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА

LIB.RU ДРЕВНЕКИТАЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

КИТАЙ НА LIB.RU

АЗИАТСКАЯ БИБЛИОТЕКА: КИТАЙ

БИБЛИОТЕКА ARS ASIATICA

АФОРИЗМЫ СТАРОГО КИТАЯ

КИТАЙСКИЕ СКАЗКИ

КИТАЙСКАЯ ГРАМОТА

ПОЭЗИЯ КИТАЯ

РАССКАЗЫ ЛЯО ДЖАЯ

КИТАЙСКАЯ
КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ В ПЕРЕВОДАХ А. МАТВЕЕВА

СТИХИ 1000 ПОЭТОВ


2008 г. © 03.11.2006 Tatiana M. Дизайн: ProDesigner
Рейтинг коммерческих и информационных сайтов России Яндекс цитирования